В Волгограде одинокий ветеран живет с осколками под сердцем

Про таких людей, как 93 летний волгоградец Иван Тараканов, говорят: родился в рубашке. Мужчина прошел вой¬ну, много раз был на грани смерти, потерял практически всех родных, но, пройдя все испытания, сохранил силу духа и невероятную волю к жизни. В чем же секрет его несгибаемости?

Пережил сына, жену и внука
Иван Александрович сейчас живет один в обычной небольшой квартире в Краснооктябрьском районе Волгограда. Изредка его навещает внучка Наталья с мужем.
Уже 12 лет близких людей нет рядом, – говорит волгоградец. – 2005 год стал самым черным в моей жизни. 24 летний внук погиб в автомобильной катастрофе, умер сын Юрий, который, как и я, много лет посвятил службе в армии и дослужился до подполковника, скончалась и супруга Нина Васильевна, с ней мы вместе прожили целых 57 лет…

Со своей женой Иван Александрович познакомился случайно.
Я почти сразу после войны некоторое время работал на противомалярийной станции в Краснослободске, так как тогда свирепствовала эпидемия, были заражены практически все водоемы в области. В наши обязанности входило разносить лекарства по домам местных жителей. Вот так с Ниной и встретился, очень скучаю по ней, она мне снится иногда, впрочем, как и сын с внуком…
У Ивана Тараканова еще есть родная младшая сестра, но ее он не видел уже больше 40 лет.
Она живет в городе Братске Иркутской области, говорит, что уже давно отвыкла от нашего климата, поэтому, наверное, и не хочет хотя бы раз приехать в Волгоград.

Заговоренный от смерти

На фронт Ивана Александровича призвали в 1942 году.
Я только выучился на медика, работал заведующим фельдшерско-акушерским пунктом. В военкомате немного не разобрались и направили меня не в санчасть, а рядовым в роту разведки. Первое боевое крещение у меня было возле поселка Дубовый Овраг.

Участвовал Иван Тараканов и в пленении фельдмаршала Паулюса.

Мы три ночи практически не спали – с 28 по 30 января, такие упорные бои шли в городе. Ночью 30 января поступил приказ от генерала Шумилова блокировать ЦУМ. Только к семи утра мы добрались от нынешнего здания НЭТа до универмага – ползли по‑пластунски, так как немцы вели шквальный огонь. Огневая поддержка подоспела только к утру, в подвале мы пленили весь штаб, это около 150 немцев, в том числе и Паулюса, который вместе с адъютантом пытался скрыться через запасной выход. Нас всех очень удивил тот факт, что практически все немецкие солдаты и офицеры были в очень легкой одежде. А ведь в то время стояли такие дикие морозы, что даже порой в бутылках водки, из которых наливали фронтовые сто грамм, плавали льдинки.

Уже после капитуляции главнокомандующего фашистов Иван Александрович получил тяжелое ранение.

Рядом со мною взорвалась мина, получил контузию, а несколько осколков лишь чудом не задели сердце – влетели всего на несколько сантиметров ниже. Кстати, достать их тогда так и не смогли, до сих пор они в моем теле…

После выздоровления волгоградец воевал на Курской дуге. В звании младшего лейтенанта он был командиром медико-санитарного взвода.

Приходилось постоянно оказывать помощь раненым прямо на поле боя. Сколько санинструкторов погибло от вражеских снарядов, не счесть…

Несколько раз только чудо спасло от гибели и самого Тараканова.

После освобождения города Бреслау (ныне польский город Вроцлав. – Прим. авт.) наши так называемые союзники, англичане и американцы, узнали, что он отойдет к полякам, начали нас бомбить. О таких фактах мало что известно, но несколько дней запасов продовольствия мы не получали – кухня просто-напросто не могла до нас добраться. Приходилось даже есть сырое мясо мертвых лошадей. Когда тыловики все же смогли к нам пробраться, я потерял почти весь свой взвод. 12 человек сели обедать под деревом, а я чуть поодаль на полянке. После прямого попадания снаряда (не знаю точно, немецкого или снова «союзнического») от моих солдат почти ничего не осталось…

Иван Александрович рассказал нам и о другом случае чудесного спасения.

- Только наш автомобиль проехал по дороге, как сзади рванула противотанковая мина. Нам повезло, что ехали на большой скорости, поэтому проскочили.

Моряк и врач

Уже по окончании войны, которое Иван Александрович встретил в освобожденной Праге, он участвовал в поимке и уничтожении бандеровцев в лесах Западной Украины.

А потом я из армии уволился, но ненадолго. В 1951 году вызвали в военкомат, предложили послужить судовым врачом на Северном флоте. Я даже побывал на Новой Земле, видел северное сияние. Там и летом всего 12 градусов тепла, но я все же купался в море!

Тараканов почти всю жизнь занимался плаванием.

В молодости даже Волгу переплывал, а в бассейн перестал ходить только пару лет назад. Если бы врачи не запретили, до сих пор плавал бы! Я вообще за здоровый образ жизни – курить бросил сразу после войны, водки больше трех рюмок по праздникам никогда не выпивал, в тренажерном зале регулярно занимался до самых преклонных лет. Несмотря на пережитые невзгоды, важно помнить, что сама жизнь – уже дар и нужно уметь радоваться мелочам. Это мне помогает сохранять присутствие духа долгие годы.

После того как Иван Александрович уволился с флота в звании капитан-лейтенанта, он продолжил врачебную деятельность.

Устроился работать детским фельдшером. Помогать детям – это такое счастье! Помню одну десятимесячную девочку, даже ее родители перестали верить, что она выздоровеет, у нее была токсическая диспепсия. А я надеялся, и в итоге чудо случилось! Сейчас у нее уже много детей и внуков. Вообще, очень приятно, когда некоторые мои пациенты, которых я лечил еще совсем маленькими, до сих пор заходят и поздравляют с праздниками. Это лучшая награда за мой многолетний труд…

Андрей Шитов. Фото автора и из личного архива героя публикации

Источник: http://rodgor-vlg.ru/v-volgograde-odinokii-veteran-zhivet-s-oskolkami-pod-serdcem.html